Художники не считают зазорным себя «брендировать». Творческая личность обязана быть особенной и узнаваемой – яркой, контроверсивной, провоцирующей, не похожей на остальных. Точно так же и ее искусство должно быть блюдом эксклюзивным… В творчестве Анны Валиевой рецепт коронного блюда тщательно продуман – избегая тяжелых ингредиентов, она предлагает воздушный десерт, тающий во рту. Ощущение сладости возникает за счет использования основного эстетически-гастрономического инстинкта – и это не только то, о чем можно было бы сразу подумать... Зритель, каким бы искушенным он себя не считал, прежде всего, на некоем неосознанном уровне желает видеть красоту. Ту самую, в массовой транскрипции – банальную и душещипательную вызывающую умиление, а иногда даже и просветление. Этой тяге к прекрасному одни современные художники упрямо сопротивляются, а другие – с удовольствием поддаются. Приз зрительских симпатий, само собою, принадлежит вторым.

Есть множество рецептов успешной визуальной «наживки» для публики. Узнаваемые «фишки» Валиевой – это эстетика плюс эротика, плюс немного легкого БДСМ-а. Шутка, конечно, но после знакового персонального проекта «Актуальные связи», заставившего задуматься даже не над ролью, но над судьбой женщины в современном мире – чем больше она эмансипируется и продвигается социально, тем больше в приватной жизни превращается в тело, фетишизируемый объект – в творчестве Валиевой стал заметен явный гендерный привкус… Это не есть феминистская критика, скорее, ироническая философская констатация. И очень много обволакивающей и согревающей мягкости – скрадывающей все острые контуры, но это уже не веяния времени, а «натуральный продукт». Воплощением этой мягкости, зыбкости, уклончивости языка (настоящая женщина никогда не говорит прямо о своих желаниях) становится то, что в качестве живописной поверхности она, как правило, использует синтепон, получая нечто среднее между рельефом и живописной плоскостью. Изображение на синтепоне ассоциативно напоминает китайскую тушь и проступает сквозь пелену недосказанности…

Валиевой повезло в том плане что, изобретать «творческое лицо» ей не пришлось, оно есть слепок лица самого автора – ее искусство так же гиперженственно, как она сама. Тем не менее, его нельзя назвать просто декоративным. Художница рассуждает о достаточно серьезных вещах, таких как свобода и рабство – наше повседневное, невидимое и даже почти уже неощутимое. Рабство, как плата за призрачный успех – современные люди, разучившиеся жить настоящим, бегут за миражом на горизонте. «Свобода несвободных» – это был проект Анны в Малой Галерее Мыстецького Арсенала. Художницу загипнотизировал образ животного в клетке. Мы привыкли к своему существованию в ней и отчасти расслабились от безысходности… Похоже, это защитная реакция, сопротивление брутальности жизненной и информационной среды, которая убивает символическое измерение. Сегодня все можно, все дозволено, уже ничего не назовешь «перверсивным» или «ненормальным», так как понятие культурной нормы разрушено. Валиева в своем творчестве ненавязчиво, но постоянно подчеркивает незаметную катастрофу столкновения традиционного и нового, «ненормативного», понимания мира – это очень печально, на самом деле, но мы уже привыкли. Здесь еще сыграло свою роль то, что она получила базовое образование в мастерской сакральной живописи, оно подразумеваемым фоном скользит в ее работах. Вот «Распятие» в мире лишенном сакральных ценностей: легкоатлет повис на кольцах, а жены-мироносицы играют в песочнице… Мадонна повисла в воздухе гейшой в бандаже...

Новые работы художницы из проекта «Эволюция», к счастью не столь серьезны. Они отвлеченно красивы – фрагменты, осколки мира. Парус на горизонте, роса на траве, силуэты людей на прогулке, растворяющиеся в ярком свете лета. Простые образы и простые истины, резюмировать которые очень просто – жизнь прекрасна…

Автор - Виктория Бурлака

По материалам ARTMALL Валиева Анна

Материал на facebook

Студия web дизайна Osen.web development